Павел Арсеньев Литература факта высказывания: об одном незамеченном прагматическом повороте

Блок Что говорение хочет сказать: прагматика художественного дискурса

(Также опубликовано на academia.edu)


 

Ключевые слова: прагматика, литература факта, логический позитивизм, Третьяков, Витгенштейн, нарратология, теория авангарда, формализм, теория высказывания

Раннесоветский проект Литературы факта (далее – ЛФ) часто связывают с русскоязычной философией языка, в котором привилегированным положением отличалось имя, в парадигме которого мыслился всякий лингвистический объект. Однако если искать аналогии ЛФ с философско-лингвистическими доктринами, то не с безнадежно пронизанным магическим отношением к языку имяславием, а с проектом логического позитивизма, связанного с такими именами, как Рассел и Витгенштейн. Проект логического позитивизма, хотя и отдавал дань категории имени собственного, прежде всего, отдавал себе отчет в синтаксической структуре реальности, стремясь установить прямые корреляции между атомарными фактами и атомарными утверждениями[1]. ЛФ, в свою очередь, постулировала столь же строгое и аскетическое понимание языка, стремясь изгнать как фигуральные, так и нарративные вольности из описания социалистического строительства. При такой установке факты, которые должны были фиксировать авторы-производственники, рисковали почти не отличаться от тех искусственных пропозиций, которыми знаменит логический позитивизм: «Cat sat on a mat», «Современный король Франции лыс» и т.д.[2] Жизнь строилась практически с нуля, с атомарного уровня, и вместе с новым человеком создавался новый язык, который тоже должен был быть пересоздан на атомарном уровне. Он не мог заимствовать из предыдущей – буржуазной – эпохи ни расхожие фразы, ни идиоматические выражения, ни – тем более – литературные приемы, так как во всем этом таится отжившая идеология.

Читать далее «Павел Арсеньев Литература факта высказывания: об одном незамеченном прагматическом повороте»